Рейтинг@Mail.ru

Совместное банкротство супругов: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики

Совместное банкротство супругов: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики
pathdoc / Shutterstock.com

Как показала практика признания физических лиц несостоятельными, что, напомним, стало возможным с 1 октября 2015 года, далеко не все граждане, формально соответствующие предъявляемым к потенциальным банкротам требованиям (ст. 213.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве); далее – закон о банкротстве), могут воспользоваться этим правом. Главная причина – существенная величина расходов: по оценкам экспертов, стоимость одной процедуры банкротства гражданина составляет в среднем 70-150 тыс. руб. В связи с этим Минэкономразвития России предлагает1 ввести упрощенную процедуру банкротства, что позволит признавать несостоятельными даже тех должников, у которых нет необходимых для хотя бы частичного удовлетворения требований кредиторов и оплату самой процедуры банкротства средств.

В то же время при рассмотрении дел о банкротстве физических лиц выявляются и такие проблемные моменты, которые на законодательном уровне пока и вовсе не урегулированы. Один из них – совместное банкротство граждан. Рассмотрим, какими последствиями для должников оборачивается отсутствие такого регулирования.

Существуют ли правовые основания для совместного банкротства граждан?

Если исходить из текста положений закона о банкротстве, посвященных банкротству физических лиц (§ 1.1 гл. X закона о банкротстве), нет: во всех соответствующих статьях говорится о рассмотрении дел о банкротстве отдельных граждан, а не нескольких лиц. Тем не менее суды, в которые супруги-созаемщики нередко обращаются с заявлениями о признании их несостоятельными, отвечают на этот вопрос по-разному.

Ряд судов, учитывая, что заявители имеют общие обязательства перед кредиторами, например по ипотечным, потребительским кредитам и т. д., объединяют дела о банкротстве каждого из супругов в единое производство (решение Арбитражного суда Московской области от 18 января 2016 г. по делу № А41-85634/2015, решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2015 г. по делу № А45-20897/2015).

Можно ли получить сведения из кредитной истории должника – физического лица без его согласия, узнайте из материала "Кредитная история заемщика" в Энциклопедии решений интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно! 
Получить доступ

Другие суды принимают прямо противоположные решения – о невозможности совместного банкротства супругов. Так, гражданке И. было отказано в удовлетворении ходатайства об объединении ее дела и дела о признании банкротом ее супруга, поскольку, по мнению судов первой и апелляционной инстанций, она не представила документов, подтверждающих общность этих дел по основаниям возникновения долговых обязательств, кругу кредиторов и имуществу, составляющему конкурсную массу должников. Также И. не обосновала надлежащим образом свое заявление о том, что объединение дел позволит снизить сумму расходов на проведение банкротства и приведет к более быстрому удовлетворению требований кредиторов, добавили суды. Кроме того, они отметили сложность формирования единого реестра требований кредиторов должников, так как на момент подачи ходатайства реестр требований кредиторов гражданина И. уже был закрыт (решение Арбитражного суда Пермского края от 19 декабря 2016 г. по делу № А50-19304/2016, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 17АП-680/2017-ГК).

Совсем другие выводы легли в основу отказа в принятии единого заявления о признании несостоятельными супругов Н. Суд отметил, что действующее законодательство, в том числе ст. 213.4 закона о банкротстве, определяющая условия, при которых физическое лицо может быть признано банкротом, не допускает множественности лиц на стороне должника, а значит заявление о признании должника банкротом может быть подано только в отношении одного гражданина. Указав, что законом о банкротстве не предусмотрены нормы о регулировании банкротства двух или более должников в рамках одного дела, суд вернул супругам Н. их заявление и подчеркнул, что отказ от его рассмотрения не лишает заявителей права на единоличное обращение в суд с требованием о признании должника банкротом (определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 января 2017 г. по делу № А56-91219/2016).

Подавая апелляционную жалобу на данное решение, гражданин Н. отметил, что прецедент совместного банкротства супругов уже существует в судебной практике. Необходимость введения единой процедуры признания несостоятельными его самого и его супруги Н. обосновывает тем, что все их кредитные обязательства возникли в период брака и заемные средства использовались на семейные нужды, а имущество должников, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, общих для обоих супругов, находится в общей совместной собственности. Однако апелляционный суд согласился с позицией суда первой инстанции, отметив, что субъектом в правоотношениях, регулируемых законодательством о банкротстве, является не семья, а каждый из супругов. При этом законом предусмотрена специальная процедура реализации имущества должника, входящего в состав общей совместной собственности, в рамках дела о банкротстве (п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве), напомнил суд. Она предполагает, в частности, что в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле должника в нем, а оставшаяся часть выплачивается другому супругу. В случае, когда супруги имеют общие обязательства, сначала из причитающихся второму супругу средств производится выплата по этим обязательствам, а потом ему перечисляется остаток. Данная норма также не предусматривает возможности банкротства двух должников в рамках одного дела, поэтому выводы суда первой инстанции правомерны, заключил суд (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 февраля 2017 г. № 13АП-2589/2017).

ВС РФ, куда супруги Н. обратились с кассационной жалобой, пришел к выводу о том, что доводы заявителей основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства, и не нашел оснований не согласиться с выводами нижестоящих судов об отсутствии в действующем законодательстве возможности подачи супругами совместного заявления о банкротстве (определение ВС РФ от 5 мая 2017 г. № 307-ЭС17-4301).

По аналогичным основаниям отказано в проведении единой процедуры банкротства супругам Р. (решение Арбитражного суда Свердловской области от 18 мая 2017 г. по делу № А60-2356/2017).

Таким образом, существующая судебная практика по делам о банкротстве супругов неоднозначна. Однако вынесение указанного выше отказного определения ВС РФ может изменить ее – в сторону недопустимости объединения дел супругов в единое производство, отметили практикующие юристы в ходе всероссийской конференции "Развитие института банкротства в ответ на вызовы современности", состоявшейся в ТПП РФ 30 ноября.

Невозможность совместного банкротства создает, по мнению экспертов, проблемы не только для тех супругов, все долги которых являются общими, – им, по сути, нужно найти средства на две недешевые процедуры банкротства, но и для самих судов. Так, по словам заместителя директора юридического управления Сибирского банка ПАО Сбербанк Юлии Ворониной, у судей нет единого мнения, например, о том, в рамках какого из двух дел должно быть реализовано общее имущество супругов, каким правовым статусом обладает супруг, привлекаемый в дело о банкротстве другого супруга для решения вопросов о реализации имущества, и обязательно ли в принципе его привлечение к такому делу.

Вопросы об установлении общего долга и утверждении порядка продажи общего имущества должников должны решаться в одном деле, но с обязательным привлечением всех участников второго дела, считает доцент кафедры общих проблем гражданского права Российской школы частного права Олег Зайцев. Причем, по его мнению, для этого не нужно вносить никаких изменений в законодательство – возможность рассмотрения дел по такой схеме вытекает из смысла п. 6 ст. 61.16 закона о банкротстве, согласно которому все участники дела о банкротстве лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности в рамках другого дела о банкротстве, могут участвовать в последнем в качестве третьих лиц. Данная норма, как и все общие положения закона о банкротстве, может применяться к отношениям, связанным с банкротством граждан, которые прямо не урегулированы гл. X данного закона (п. 1 ст. 213.1 закона о банкротстве).

Какие проблемы возникают при банкротстве одного из супругов?

Одна из самых главных сложностей при рассмотрении таких дел заключается в правильном определении конкурсной массы. По общему правилу, взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено на принадлежащее ему имущество, а также на долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (п. 3 ст. 256 ГК, п. 1 ст. 45 Семейного кодекса). Требование о выделе доли с целью обращения на нее взыскания заявляет кредитор, соответствующий спор рассматривается в судебном порядке.

Корреспондирующая норма о том, что в конкурсную массу может включаться доля в общем имуществе гражданина, на которое может быть обращено взыскание, а кредитор вправе предъявлять требование о выделе этой доли, содержится и в п. 4 ст. 213.25 закона о банкротстве. Однако в следующей же статье данного закона, определяющей особенности реализации имущества должника, указано: в конкурсную массу включается не сама доля должника в имуществе, принадлежащем ему и его супругу на праве общей собственности, а соразмерная ей часть вырученных от продажи этого имущества средств (п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве). Данная формулировка дает основания полагать, что в делах о банкротстве общее имущество супругов продается вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, что, по мнению многих экспертов, ущемляет права сособственников, особенно тех, кто уже не состоит в браке с должниками.

При этом в судейском сообществе нет единого мнения о том, в какой суд – общей юрисдикции или арбитражный – кредитор или финансовый управляющий должен обращаться с заявлением о разделе общего имущества супругов или выделе из него доли, принадлежащей должнику. Те, кто считает, что рассмотрение соответствующих дел относится к компетенции судов общей юрисдикции, руководствуются следующими соображениями:

  • категории дел с участием граждан, которые могут рассматриваться арбитражными судами, определены законодательно, к ним относятся в том числе дела о банкротстве (п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ). Однако споры о разделе имущества супругов в соответствующий перечень не включены;
  • специальные нормы закона о банкротстве также не содержат указания на то, что связанные с разделом общего имущества супругов споры подведомственны арбитражным судам, значит, при их рассмотрении следует руководствоваться общими нормами процессуального права;
  • по общему правилу все споры, вытекающие из гражданских и семейных отношений, относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ).

На основании вышеизложенного суды приходят к выводу о том, что арбитражный суд не вправе выносить решение о разделе имущества супругов, даже если у него в производстве находится дело о банкротстве одного из них (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2017 г. № 20АП-3934/2017, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2017 г. по делу № А44-8242/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 июня 2017 г. № Ф04-6934/2016).

Другие суды, напротив, уверены, что в случае, когда дело о банкротстве должника уже рассматривается, раздел принадлежащего ему и его супругу общего имущества возможен исключительно в рамках этого дела. В обоснование этого вывода они ссылаются на п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве, согласно которому имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2017 г. № 13АП-7978/2017, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21 июня 2017 г. по делу № 33-12859/2017, апелляционное определение Новосибирского областного суда от 4 июля 2017 г. по делу № 33-6344/2017). При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июня 2017 г. № Ф04-6873/2016 по делу № А03-22218/2015).

***

Для устранения возникающих при рассмотрении дел о банкротстве обоих супругов или одного из них проблем экспертное сообщество предлагает реализовать несколько мер. Во-первых, легализовать институт совместного банкротства граждан, дополнив соответствующей нормой закон о банкротстве, что не только исключит возможность принятия противоречащих друг другу судебных решений, но и существенно снизит стоимость процедуры банкротства для многих супругов. Причем более целесообразным может быть закрепление в законодательстве не просто возможности совместного банкротства, а обязанности судов по объединению дел о банкротстве каждого супруга в единое производство, считает руководитель магистерской программы "Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)" МГУ имени М.В. Ломоносова Светлана Карелина.

Во-вторых, четко сформулировать особенности реализации совместного имущества супругов. В частности – устранить несоответствие между нормами гражданского и семейного законодательства и законом о банкротстве. При этом в целях соблюдения прав и интересов супруга должника предлагается предоставить ему преимущественное право на выкуп реализуемого в соответствии с п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве общего имущества по цене торгов.

Возможно, законодатель прислушается к мнению практикующих юристов и после рассмотрения уже сформулированной в качестве законопроекта инициативы о введении упрощенной процедуры банкротства обратит внимание на регулирование банкротства супругов.