Рейтинг@Mail.ru

Приставов обязали вернуть стоимость авиабилета гражданину, которого не пустили на рейс

Приставов обязали вернуть стоимость авиабилета гражданину, которого не пустили на рейс
David Prado Perucha / Shutterstock.com

Близятся новогодние праздники, а вместе с ними у многих россиян появляется желание сменить обстановку и отправиться за границу. Вряд ли кого-то обрадует перспектива остаться без долгожданной поездки, если его не допустят на рейс по решению судебного пристава (ст. 67 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"). При этом о возбуждении исполнительного производства должник может и не знать. Либо, зная о нем, обжаловать ограничение права на выезд за рубеж. Вправе ли он в этом случае требовать от приставов возместить ему стоимость авиабилетов? И будут ли требования лица удовлетворены, если решение суда о признании постановления пристава незаконным принято уже после того, как должник собирался поехать за границу? Недавно суды рассмотрели подобный спор и дали ответ на оба эти вопроса.

Позиции судов

14 января 2015 года в отношении предпринимателя Ш. было возбуждено исполнительное производство. Основанием для этого стал исполнительный лист, выданный судом в связи с задолженностью по оплате Ш. содержания общего имущества многоквартирного жилого дома, в котором тот владел нежилыми помещениями (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2014 г. № 17АП-12114/14 по делу № А60-22878/2014). Намереваясь отправиться в новогоднее путешествие с семьей, предприниматель 21 июля 2015 года оформил с турфирмой агентский договор на покупку авиабилетов по маршруту Екатеринбург-Стамбул-Валенсия-Стамбул-Екатеринбург на свое имя и на имена супруги с сыном.

С правовыми позициями судов при рассмотрении споров, связанных с временным ограничением на выезд должника из России, ознакомьтесь в "Энциклопедии судебной практики" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно! 
Получить доступ

15 августа 2015 года судебный пристав-исполнитель вынес в рамках возбужденного исполнительного производства постановление, временно ограничив право Ш. на выезд за границу. Сочтя эти действия незаконными, предприниматель обратился в суд, пояснив, что не получал постановление о возбуждении исполнительного производства, к тому же нет доказательств его противоправного уклонения от исполнения обязательств. Не дожидаясь окончательного решения суда и будучи уверенным в своей правоте, 24 декабря 2015 года Ш. прибыл в аэропорт, откуда вместе с семьей должен был вылететь в Стамбул. Однако при прохождении контрольно-пропускного пункта в аэропорту он не был допущен на свой рейс. При этом меньше чем через неделю суд действительно признал постановление судебного пристава-исполнителя в отношении Ш. незаконным и отменил его (решение Арбитражного суда Свердловской области от 29 декабря 2015 г. по делу № А60-45234/2015).

Поскольку воспользоваться своими авиабилетами предприниматель так и не смог, он решил, что тем самым понес убытки в размере их стоимости. В связи с этим Ш. подал в суд иск о взыскании с Управления ФССП России по Свердловской области (далее – Управление) 32 634 руб. в счет возмещения ущерба. Представитель Управления, в свою очередь, настаивал на том, что решение о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя вступило в законную силу 29 января 2016 года, тогда как Ш. не был допущен на рейс не только до вступления решения в силу, но и до его вынесения. Кроме того, Управление обратило внимание на то, что истец не представил расчет заявленной суммы убытков. Тем не менее, суд с требованиями Ш. согласился и удовлетворил иск в полном объеме (решение Арбитражного суда Свердловской области от 12 мая 2017 г. по делу № А60-47323/2016). Поданная Управлением жалоба не дала результатов – апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2017 г. № 17АП-9147/17).

Считая свои права нарушенными, Управление подготовило кассационную жалобу, но кассация также не сочла доводы приставов убедительными (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 28 ноября 2017 г. № Ф09-6940/17).

Суд напомнил, что, по общему правилу, вред, причиненный судебным приставом, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (ст. 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ "О судебных приставах"; далее – закон о судебных приставах). Таким образом, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (п. 1 ст. 15 Гражданского кодекса). А так как судебный пристав-исполнитель является должностным лицом, состоящим на государственной службе, причиненный вред подлежит возмещению за счет казны (ст. 15-16, ст. 1069 ГК РФ, ст. 3 закона о судебных приставах).

Вместе с тем кассация подчеркнула что ответственность государства за действия должностных лиц наступает только при совокупности следующих условий:

  • противоправность действий (бездействия) должностного лица;
  • наличие вреда и доказанность его размера;
  • причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями.

Если хоть одно из указанных обстоятельств не доказано, в исковых требованиях должно быть отказано.

Противоправность действий должностного лица, указал суд, подтверждается решением суда, которым постановление пристава об ограничении права Ш. на выезд из страны было признано незаконным и отменено. А размер причиненного Ш. ущерба – агентским договором с турфирмой на покупку авиабилетов (стоимость авиабилетов на имя Ш. согласно акту составила 32 634 руб.). Возникновение убытков суд счел прямым следствием принятия судебным приставом незаконного постановления.

Довод Управления о том, что решение о признании постановления в отношении Ш. недействительным вступило в силу позже, лишь 29 января 2016 года, суд счел необоснованным, отметив, что недействительное постановление является таковым с момента его вынесения, а не принятия соответствующего судебного решения и тем более не с момента вступления такого решения в силу. Что касается замечания о том, что истцом не был представлен расчет убытков, суд указал, что представленной квитанции об оплате и акта, оформленного в рамках агентского договора с турфирмой, вполне достаточно для того, чтобы подтвердить заявленную Ш. сумму ущерба.

С учетом этого суд согласился с коллегами из нижестоящих судов, оставив их акты без изменения, а жалобу Управления – без удовлетворения.

***

Несмотря на позитивный для истца исход дела, этот спор нельзя считать завершенным. Как пояснили порталу ГАРАНТ.РУ в пресс-службе Управления ФССП России по Свердловской области, приставы намереваются обжаловать кассационное постановление в Верховный Суд Российской Федерации. Будем следить за дальнейшим развитием этого дела.