Рейтинг@Mail.ru

Елена Мизулина: "Необходимо ограничить перечень оснований для изъятия детей из семей"

Елена Мизулина: "Необходимо ограничить перечень оснований для изъятия детей из семей"
Photographee.eu / Shutterstock.com

"Ежегодно из семей изымают и передают под надзор в институциональные учреждения или в замещающие семьи более 300 тыс. детей. При этом только порядка 11% из них – это дети, действительно оставшиеся без попечения родителей. Изъятие в форме отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью составило 4% от общего числа. А около 80% детей изымаются из семей органами внутренних дел временно по тем или иным основаниям, не всегда обоснованными", – отметила на состоявшихся на этой неделе парламентских слушаниях заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина.

При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится (ч. 1 ст. 77 Семейного кодекса РФ). Однако, по словам сенатора, кроме случаев, связанных с необходимостью социальной реабилитации, медицинского обследования, защиты и оказания помощи ребенку на практике разлучить ребенка с родителями сотрудник полиции может на основании собственных представлений о надлежащем уходе за детьми. К примеру, из-за нахождения ребенка в ночное время с бабушкой, в случае задолженности родителей по квартплате, их нетрудоустроенности, "педагогической некомпетентности родителей", отсутствия ремонта в квартире, где проживает семья, и т. д.

Куда орган опеки и попечительства может временно устроить ребенка, которого отобрал? Узнайте из материала "Ограничение родительских прав и отобрание ребенка" в "Домашней правовой энциклопедии" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный бесплатный доступ на 3 дня!

"Основная причина такого положения дел – размытость норм действующего законодательства. Критерии признания ребенка находящимся в социально-опасном положении, установленные в региональных и муниципальных актах, настолько расплывчаты, что позволяют органам и учреждениям системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних трактовать их на свое усмотрение, – считает Мизулина. – То есть сегодня органы опеки не только выявляют, но и "судят", признавая ребенка и семьи находящими в социально опасном положении или иной трудной жизненной ситуации по самому широкому кругу оснований. Следствием такого "суда" является для ребенка – статус социальной сироты, а для родителей – лишение родительских прав или их ограничение".

Поскольку обеспечить исчерпывающий перечень обстоятельств, позволяющих судить в каждом конкретном случае о необходимости изъятия и отобрания ребенка, по мнению сенатора, не представляется возможным, она предложила законодательно ограничить круг оснований для изъятия детей из семей. "Представляется важным установить в законе перечень таких случаев, которые не могут являться основаниями для отобрания ребенка. Отказ сделать прививку ребенку, задолженность по оплате услуг ЖКХ, бедность, отсутствие ремонта, развод и прочие социальные причины, не связанные с преступными действиями родителей по отношению к ребенку или иным членам семьи, не должны быть в числе оснований отобрания ребенка", – отметила эксперт.

Татьяна Назаренко, судья Верховного Суда Российской Федерации, напомнила участникам парламентских слушаний, что в октябре Пленум ВС РФ одобрил постановление, разъясняющее, что теперь тяжелое материальное положение семьи само по себе не является достаточным основанием отобрания ребенка у родителей органами опеки и попечительства. "Если родители добросовестно исполняют свои обязанности по воспитанию детей, заботятся о них, создают необходимые условия для их развития детей в меру своих возможностей, то и отбирать детей у них не должны", – пояснила она. Также, она отметила, что в 2016 году в суд подано всего 17 заявлений о признании акта об отобрании ребенка недействительным и о возврате ребенка по ст. 77 Семейного кодекса РФ (из более 300 тыс. случаев отобрания ребенка). "Процедура изъятия детей из семьи идет вне зоны судебного контроля", – считает она.

Председатель общественной организации защиты семьи "Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) Мария Мамиконян привела примеры, когда детей отбирали по причине "безнадзорности", на основании того, что дети находились "без законных представителей", то есть с бабушкой, тетей, соседкой, которой родители доверяли. Как рассказала эксперт, по такому основанию отбирались дети из семей в 21% случаев. "На сегодняшний день даже не обязательно, чтобы обнаруживались неисполнения родительских обязанностей. Достаточно, чтобы кто-то "показал пальцем на семью", и уже начнется критическое обследование семьи с возможными последствиями. При этом такие решения принимаются незамедлительно, – подчеркнула она. – Получается, что специалисты органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних вправе по своим меркам оценивать, кто достоин, а кто недостоин воспитывать ребенка. Они решают за семью, как часто надо мыть полы и какие запасы надо иметь в холодильнике. Они стремятся взять семью под постоянный контроль". Эксперт отметила также, что нередки случаи, когда одну и ту же ситуацию разные соцработники объясняют по-разному.

По мнению председателя Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС) Ольги Летковой, в Семейном кодексе РФ необходимо прописать право родителей на воспитание своих детей любыми, не запрещенными законом способами, на выбор формы и контроль за содержанием образования своих детей, охраны их здоровья, на проживание со своим ребенком и общение с ним и т. д., поскольку именно эти права все чаще нарушаются со стороны госорганов. При этом эксперт предлагает ввести приоритет устройства ребенка на воспитание в семью родственников, если это необходимо, а также предусмотреть правовые гарантии родственных форм устройства детей. "Статья 77 Семейного кодекса РФ, предусматривающая возможность немедленного отобрания ребенка у родителей, должна быть исключена. Вместо помещения детей в приюты (фактически детские тюрьмы) отбывать наказание должен родитель в случае, если имеется доказанное умышленное преступление в отношении ребенка. Ребенок же должен оставаться в семье с другими родственниками", – считает она.

Член Ассоциации союза юристов России Альбина Волкова рассказала, как органы полиции отбирают детей, нарушая порядок, в том числе применяя физическую силу. "В стране складывается система, при которой органы опеки, которые должны опекать семью превращаются в карательный для семьи орган. И это не голословное утверждение, призванное произвести эффект, оно основано на конкретных случаях и принципах, которые внедряются в органы опеки "ювенальщиками" через методички и подзаконные акты", – отметила она. По мнению эксперта, необходимо не разрушать семью, а в основу профилактики семейного неблагополучия положить идеологию социальной помощи родителям и детям.

С такой позицией согласилась заместитель министра образования и науки России Татьяна Синюгина. Она отметила, что успешность решения поставленных задач зависит также от системы образования. "Сегодня система образования представляет собой уникальную структуру, которая отвечает за многое, что происходит в жизни самого ребенка и семьи, в которой он воспитывается. Недооценивать эту ответственность нельзя. Перед учителем и школой стоят очень важные и сложные задачи", – считает она.

По мнению экспертов, исправить сложившуюся ситуацию можно путем внесения изменений в законодательство. В Совете Федерации создана Временная комиссия по совершенствованию Семейного кодекса РФ. По словам Елены Мизулиной результатом парламентских слушаний станут обобщенные рекомендации экспертов по внесению изменений в действующее законодательство, которые будут приняты в работу Советом Федерации.