Рейтинг@Mail.ru

Эксперты призывают жертвователей проверять информацию о благотворительных фондах

Эксперты призывают жертвователей проверять информацию о благотворительных фондахСогласно действующему законодательству Минюст России может отказать в регистрации НКО, если организация с таким же наименованием уже зарегистрирована (подп. 2 п. 1 ст. 23.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"; далее – закон об НКО ). Существование нескольких организаций с одинаковыми названиями может создать определенные проблемы для некоторых из них.

Так, в последнее время участились случаи учреждения НКО с наименованиями известных и пользующихся доверием граждан благотворительных фондов с целью сбора средств якобы на благотворительность, но на самом деле – с целью присвоения. Однако привлечь их учредителей к ответственности непросто, так как правоохранительные органы не возбуждают уголовные дела по факту мошенничества по обращению фондов, выявивших подобную практику сбора средств фактически от их имени, отмечая, что потерпевшими в этом случае являются жертвователи, и именно они должны подавать заявления. Граждане же, как правило, даже не предполагают, что их средства ушли не в известный им фонд, а совсем другим адресатам.

Кстати, как показывают результаты соцопросов, даже если названия двух фондов не полностью идентичны, жертвователи все равно не разделяют их, отметил управляющий партнер Адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай в ходе состоявшихся вчера в ОП РФ общественных слушаний, посвященных выработке мер по противодействию лжеблаготворителям. Кроме того, если похожее на название известного фонда наименование носит не сам мнимый благотворительный фонд, а одна из программ, в рамках которой он собирает средства, не все понимают разницу, добавил исполнительный директор благотворительного фонда помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями "Подари жизнь" (далее – фонд "Подари жизнь") Григорий Мазманянц. По его словам, в настоящее время в России зарегистрировано 19 НКО с идентичными или похожими на название представляемого им фонда наименованиями (например, фонд "Подари мне жизнь").

На одну из таких организаций, расположенную в Красноярске, фонд "Подари жизнь" подал в суд на основании того, что она, представляясь его филиалом [фонд не имеет филиалов и представительств в регионах России, на это обращается внимание на его официальном сайте. – Ред.], обращалась к гражданам с просьбой оформить кредит и пожертвовать полученные средства, обещая их впоследствии вернуть. "Мы сейчас не обсуждаем степень погружения жертвователя в процесс, не выясняем, почему он думал, что пожертвование можно вернуть (а речь идет о конкретном кредите на сумму 500 тыс. руб.). Но такие действия – это использование имени фонда в мошеннических целях, поэтому мы обратились в суд с требованием поменять название этой организации", – сообщил Григорий Мазманянц. Однако суды первой, апелляционной и кассационной инстанции в удовлетворении иска отказали, указав, что действующее законодательство не содержит запрета на использование наименования НКО.

Эксперты, принявшие участие в слушаниях, предложили несколько альтернативных способов борьбы с такими лжеблаготворителями. В частности:

  • установление в отношении наименований благотворительных фондов мер защиты, аналогичных предусмотренным гражданским законодательством для средств индивидуализации коммерческих организаций. Так, по аналогии с запретом на использование тождественных или сходных до степени смешения фирменных наименований (ст. 1474 ГК РФ) можно предусмотреть запрет на использование наименования НКО, зарегистрированной ранее и осуществляющей деятельность по сбору пожертвований. В этом случае нужно будет обязательно установить критерии для определения того, являются ли наименования схожими до степени смешения или нет, подчеркнула ведущий советник отдела по делам структурных подразделений иностранных некоммерческих организаций Минюста России Анастасия Дворок. Кроме того, нужно не допустить запрета на регистрацию добросовестных фондов со схожими названиями, считает член Комиссии ОП РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Елена Тополева-Солдунова;
  • введение упрощенной процедуры ликвидации фонда, допускающего злоупотребления при сборе денежных средств и не перечисляющего их благополучателям. В настоящее время фонд может быть ликвидирован только на основании судебного решения, вынесенного по обращению уполномоченного органа, в случае, например, неоднократных или грубых нарушений законодательства, осуществления деятельности, противоречащей его уставным целям, либо уклонения от этих целей (п. 3 ст. 61 ГК РФ, ст. 18 закона об НКО). Так, о недобросовестности фонда может свидетельствовать непредставление годовой отчетности в Минюст России или нулевая отчетность. "Из отчетов фондов, в том числе с одинаковыми наименованиями, можно понять, сколько денег собрано и направлено нуждающимся гражданам. Если роздано 0 руб., то выводы соответствующие кому-то нужно сделать", – подчеркнула председатель Комиссии ОП РФ по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами Лидия Михеева. Однако, как отметила представитель Минюста России, министерство может ходатайствовать о ликвидации НКО только спустя два года непредставления отчетности, причем сначала выносится предупреждение об устранении нарушений. Таким образом, существующий порядок ликвидации фондов непродуктивен, так как в установленные для нее сроки лжеблаготворители успеют собрать с граждан крупные суммы и нанесут серьезный ущерб репутации благотворительных фондов, заключил Юлий Тай.

До тех пор пока не будет принято никаких конкретных решений по внесению изменений в законодательство, регулирующее деятельность благотворительных организаций, и совершенствованию правоприменительной практики, эксперты советуют фондам размещать как можно более полную информацию о реализуемых ими программах, а жертвователям – внимательно проверять данные об организации, которой они переводят денежные средства. В том числе изучать информацию о наличии либо отсутствии у нее филиалов, уточнять реквизиты (например, указание номера банковской карты, а не номера счета фонда – явный признак мошенничества), просматривать публикуемые фондами сведения о результатах реализации программ и т. д.