Рейтинг@Mail.ru

Как применять ГК РФ? О нюансах договорного права – Василий Витрянский

ВитрянскийКакова практика признания ипотечного договора незаключенным? Законно ли уведомлять поручителя о неисполнении должником обязательства одновременно с должником? На эти и другие злободневные вопросы в области договорного права ответил член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Василий Витрянский.

Василий Владимирович, с 1 августа 2016 года проценты за пользование деньгами в период действия договора – законные проценты – больше не начисляются по умолчанию, даже если сторонами договора являются коммерческие организации. Теперь проценты применяются, только если о них условились стороны либо такие проценты предусмотрены законом (Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 315-ФЗ). Как Вы думаете, чем была обусловлена необходимость внесения таких изменений?

Действительно, указанным законом изменена редакция ст. 317.1 ГК РФ, а вернее, выхолощено ее содержание, а вместо этого появилась чисто техническая норма. Согласно ей в случаях, когда законом или договором предусмотрено начисление процентов за период пользования чужими денежными средствами, но размер процентов не установлен, он определяется действующей в соответствующие периоды времени ключевой ставкой Банка России (законные проценты).

Чем были обусловлены такие изменения? Полагаю, непониманием правовой природы процентов и их экономического значения.

Ранее в отмененной редакции ст. 317.1 ГК РФ предусматривалось, что в предпринимательских отношениях всякий денежный долг возвращается с уплатой процентов за весь период пользования. Имелось в виду, что всякое использование чужих денежных средств в имущественном обороте дает их прирост, поэтому они должны возвращаться с процентами, которые по сути являются составной частью долга. Указанные проценты необходимо было отличать от процентов за пользование коммерческим кредитом (например, ст. 823 ГК РФ) и процентов, применяемых в качестве ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). И, кстати сказать, необходимые разъяснения на этот счет содержались в одном из вариантов текста проекта постановления Пленума ВС РФ "Об ответственности за нарушение обязательств". Увы, законодатель "упростил" ситуацию, избавившись вовсе от законных процентов, начисляемых по умолчанию.

По наблюдениям юристов, правила о переговорах при заключении договоров, вступившие в силу больше года назад (ст. 434.1 ГК РФ), – например, о привлечении к гражданско-правовой ответственности за предоставление стороне недостоверной информации или за внезапное и неоправданное прекращение переговоров – пока не применяются на практике. Как Вы считаете, "приживутся" ли они в России, где, в отличие от западных стран, люди часто ведут деловые отношения "на честном слове"?

Безусловно, приживутся. Как и все новое, данные правила были встречены участниками имущественного оборота с необходимой осторожностью. Многие ожидали толкования соответствующих норм со стороны ВС РФ. Теперь же разъяснения практики применения ст. 434.1 ГК РФ имеются – они даны в п. 19-21 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств" (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 7).

ПРОГРАММА ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ

Витрянский

Василий Витрянский,
д.ю.н., профессор, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в отставке

24 октября 2016 года

"Актуальные новеллы законодательства о договорах, способах обеспечения и недействительных сделках"




Принять участие

В частности, определенные сложности вызывал на практике вопрос об установлении размера убытков, подлежащих возмещению стороной, допустившей недобросовестные действия в ходе переговоров о заключении договора. Теперь же стало ясно: в результате возмещения таких убытков потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 7).

Но я бы обратил внимание участников имущественного оборота на п. 5 ст. 434.1 ГК РФ, ориентирующий стороны на оформление отдельных соглашений о порядке ведения переговоров о заключении договоров. В таких соглашениях могут быть конкретизированы требования к добросовестному ведению переговоров, условия о распределении расходов и об ответственности за недобросовестные действия, в том числе в виде неустойки. Применение данного законоположения могло бы способствовать значительному повышению уровня договорной работы, которая, конечно же, не может основываться "на честном слове".

Допускается ли применение ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ) в случае признания кредитного договора недействительным в связи с тем, что гражданин, заключивший его, не способен понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ)?

Да, допускается. Недействительная сделка, предусмотренная п. 1 ст. 177 ГК РФ, является оспоримой. Еще в 1998 году ВС РФ и ВАС РФ разъяснили, что при применении последствий недействительности оспоримой сделки проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной (п. 31 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами"). По своей правовой природе данные проценты являются процентами, начисляемыми на сумму неосновательного денежного обогащения (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

Полагаю, что сегодня оснований для изменения указанной судебной практики не имеется.

Гражданин заключил с банком ипотечный договор, согласно которому предмет ипотеки – квартира – описан в соответствии со сведениями, содержащимися в ЕГРП. Однако это не соответствует фактическим характеристикам квартиры, а также данным технического и инвентаризационного учета. Какова практика признания такого договора незаключенным?

Как известно, государственная регистрация прав на имущество осуществляется на основе принципов публичности и достоверности государственного реестра (п. 1 ст. 8.1 ГК РФ). Это означает, что собственник квартиры, передав ее в ипотеку и описав ее в договоре в соответствии с данными ЕГРП, не вправе в отношениях с залогодержателем ссылаться на неправильность сведений в ЕГРП.

Кроме того, согласно п. 3 ст. 432 ГК РФ сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору (в нашем случае получение банковского кредита под залог квартиры) либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

С учетом изложенного, на мой взгляд, в данном случае оснований для признания договора ипотеки незаключенным не имеется.

Какие проверки предмета залога должен осуществить добросовестный залогодержатель?

ВСЕРОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

форум лого

21 сентября 2016 года

Реформа гражданского законодательства: проблемы корпоративного и обязательственного права
Купить запись

Понятие "добросовестный залогодержатель" употребляется в тексте ГК РФ в норме о том, что если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал или не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные ГК РФ, другими законами и договором залога. Однако данные правила не применяются, если вещь (предмет залога) выбыла из владения собственника или лица, которому она была передана собственником во владение, помимо их воли (п. 2 ст. 335 ГК РФ).

Для каких-либо иных целей термин "добросовестный залогодержатель" в ГК РФ не используется.

Следовательно, при заключении договора залога залогодержатель должен убедиться по записям в ЕГРП, что залогодатель является собственником предмета залога (недвижимости) или лицом, которому соответствующая вещь передана собственником во владение. При залоге движимого имущества целесообразно ознакомиться с соответствующими сведениями нотариального Реестра уведомлений о залоге движимого имущества, чтобы убедиться, что предмет залога не обременен залоговыми правами третьих лиц (ст. 339 ГК РФ).

Залоговый кредитор имеет преимущественное право перед иными кредиторами на удовлетворение своих требований (п. 2 ст. 64 ГК РФ). Многие недобросовестные должники пользуются этой лазейкой и умышленно обременяют свое имущество залогом – чтобы оградить его от взыскания со стороны иных кредиторов. Можно ли оспорить условия таких договоров и если да, то как?

Действительно, смысл залога как способа обеспечения обязательств состоит в том, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) приобретает право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя) (п. 1 ст. 334 ГК РФ).

Это не лазейка в законодательстве, а существо наиболее востребованного имущественным оборотом способа обеспечения обязательств, имеющего многовековую историю.

Ситуация, когда недобросовестные должники умышленно обременяют свое имущество залогом, чтобы оградить его от взыскания со стороны иных кредиторов, может возникнуть лишь при банкротстве должника, когда оставшегося имущества недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов. Но на этот случай имеются специальные способы защиты кредиторов, предусмотренные законодательством о банкротстве. В частности, такие договоры залога могут быть признаны недействительными как сделки с предпочтением или подозрительные сделки (ст. 61.2-61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ).

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору (ст. 32 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей"). При этом в силу ст. 10 ГК РФ не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Может ли коммерческая организация взыскать с потребителя убытки, понесенные в связи с отказом потребителя от исполнения договора, но не связанные с исполнением обязательств по данному договору (например, в случае необходимости проведения дополнительных процедур, обязательных в силу закона)?

Нет, не может. Потребитель в договорных отношениях с коммерческой организацией всегда является слабой стороной. В силу этого специальное законодательство о защите прав потребителей, да и ГК РФ (например, ст. 782 ГК РФ) наделяют его особыми дополнительными правомочиями по отношению к коммерческой организации, являющейся производителем или продавцом товаров, исполнителем работ или услуг, в целях выравнивания их юридического положения несмотря на фактическое неравенство.

В этом смысле действие потребителя по реализации указанных дополнительных правомочий не может признаваться злоупотреблением правом либо служить основанием для взыскания убытков в пользу коммерческой организации.

Договором может быть предусмотрена обязанность соответствующей стороны дополнительно внести или частично возвратить обеспечительный платеж при наступлении определенных обстоятельств (п. 3 ст. 381.1 ГК РФ). Правомерно ли применять эту норму при нарушении установленного договором обязательства?

Да, нарушение договора также может служить обстоятельством, при наступлении которого возникает обязанность стороны соответственно дополнительно внести или частично возвратить обеспечительный платеж. Но это должно быть прямо предусмотрено договором.

Законно ли уведомлять поручителя о неисполнении должником обязательства одновременно с должником?

Да, законно. В действующем законодательстве нет требования о времени уведомления поручителя о неисполнении обязательства. Право кредитора на предъявление требования к поручителю возникает со дня наступления срока исполнения должником обеспеченного поручительством обязательства и не зависит от того, был ли уведомлен поручатель о нарушении должником своего обязательства.

Другое дело, что должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, обязан немедленно известить об этом поручителя.

Имеется банковская гарантия на исполнение обязательств по договору подряда. Срок действия гарантии превышает срок завершения работ по договору на один месяц. Заказчик взыскивает с подрядчика гарантийное удержание на исполнение обязательств в гарантийный период. После завершения работ в период действия гарантийного периода был выявлен дефект, который подрядчик не устранил. Заказчик вычел из гарантийного удержания расходы на устранение этого дефекта. Договором предусмотрено, что гарантийный резерв должен восполняться в случае, если был использован частично. Однако подрядчик от восполнения резерва уклоняется. Имеет ли право заказчик восполнить резерв за счет гарантии исполнения, срок по которой еще не завершен?

В независимой гарантии (в том числе в банковской гарантии) может содержаться условие об уменьшении или увеличении суммы гарантии при наступлении определенного срока или определенного события (п. 4 ст. 368 ГК РФ).

В требовании бенефициара к гаранту, которое должно быть предъявлено гаранту до окончания срока действия гарантии, должны быть указаны обстоятельства, наступление которых влечет выплату по гарантии (ст. 374 ГК РФ).

В данном случае заказчик вправе предъявить свое требование к гаранту, если соответствующие действия подрядчика по условиям выданной гарантии могут служить основанием выплаты по указанной гарантии.

Правомерно ли требование об уменьшении процента по коммерческому кредиту по аналогии с неустойкой?

Это зависит от природы процентов.

Договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом (ст. 823 ГК РФ). К коммерческому кредиту применяются правила гл. 42 ГК РФ "Заем и кредит".

В соответствии с правилами о договоре займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа (ст. 809 ГК РФ), а в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате также проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, независимо от уплаты процентов за пользование займом (ст. 811 ГК РФ).

Первая ставка процентов (ст. 809 ГК РФ) является платой за пользование чужими денежными средствами и взимается по правилам об уплате долга, то есть ни при каких условиях не может быть уменьшена судом.

Вторая ставка процентов (ст. 395, ст. 811 ГК РФ) является ответственностью за просрочку исполнения денежного обязательства. Согласно п. 6 ст. 395 ГК РФ, если подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд по заявлению должника вправе уменьшить предусмотренные договором проценты, но не менее чем до суммы, определенной исходя из размера ключевой ставки Банка России.

Стороны заключили госконтракт, в котором установлена твердая цена работ. Срок действия этого контракта заканчивается полным исполнением обязательств сторонами. Контракт сторонами исполнен. Являются ли накладные расходы, которые понес подрядчик при выполнении работ за пределами установленного срока их выполнения убытками в понятии ст. 15 ГК РФ?

Да, являются. Однако они не могут быть предъявлены заказчику в силу правил о просрочке должника (ст. 405 ГК РФ). Напомню, подрядчик не вправе требовать увеличения твердой цены (сметы) работы (п. 4, п. 6 ст. 709 ГК РФ).

Василий Владимирович, информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ благодарит Вас за ответы и за участие во Всероссийском юридическом форуме "Реформа гражданского законодательства: проблемы корпоративного и обязательственного права", проведенном 21 сентября в Москве компанией "Гарант".

Я бы тоже хотел поблагодарить компанию "Гарант" за успешную работу. На Форуме вам удалось организовать не только трансляцию на многие города России, но и обратную связь между участниками и спикерами.

У участников Форума была уникальная возможность ознакомиться с различными правовыми позициями, в том числе по вопросам толкования новелл ГК РФ. Немаловажно, что данные правовые позиции были представлены известными и весьма авторитетными российскими правоведами: учеными и практиками. Поэтому у меня остались самые позитивные впечатления от Всероссийского юридического форума.