Рейтинг@Mail.ru

Законодательное регулирование криптовалюты: каким оно может быть?

Криптовалюты – тема, которая на устах уже не первый год. Банк России не раз предупреждал о высоких рисках при инвестициях в криптовалюты. В начале октября Владимир Путин на совещании, посвященном вопросам использования цифровых технологий в финансовой сфере, также отметил серьезные риски при ее обороте. В то же время Президент РФ считает необходимым использовать преимущества, которые дают новые технологические решения в банковской сфере. Портал ГАРАНТ.РУ опросил экспертов, каким может стать правовое регулирование криптовалюты, и что для этого необходимо сделать.

Светлана ВасильеваСветлана Васильева, младший юрисконсульт компании Alta Via:

В российском правовом поле до сих пор отсутствует не только четкий механизм оборота виртуальной валюты, но и терминологический минимум. С юридической точки зрения мы не можем рассматривать криптовалюту как абсолютно легальную валюту, так как согласно ст. 27 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и ст. 75 Конституции РФ официальной денежной единицей в стране является рубль, а введение других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещено. Официальные позиции по этому вопросу сформулировали ФНС России в письме от 3 октября 2016 г. № ОА-18-17/1027 и Банк России в релизе "Об использовании частных "виртуальных валют" (криптовалют)". И те, и другие указывают на риски выпуска и обращения криптовалют. Также ФНС России в своем письме напоминает о запрете выпуска денежных суррогатов. Но что такое "денежные суррогаты" и "криптовалюты"? Как относить последнюю к суррогатам, если понятия не определены?

Очевидно, что сейчас все операции с криптовалютами рискованны. Но считать их противоправными, руководствуясь общими принципами права и здравым смыслом, нельзя, так как консерватизм и нерасторопность в принятии новых явлений и, как следствие, разработке законов, проблема власти, а не участников рынка.

Представляется, что при разработке нормативного правового акта следует в первую очередь определиться с содержанием ключевых понятий, сформулировать категориальный аппарат: "виртуальная валюта", "криптовалюта", "денежные суррогаты", "ICO-проекты", "токен", "майнер", "краудфандинг" и другие.

Далее необходимо определить законный механизм выпуска и продажи криптовалюты.

ICO (англ. Initial Coin Offering)– это выпуск и продажа криптовалюты для привлечения средств в проекты, стартапы. ICO представляет возможность бизнесу получить инвестиции здесь и сейчас, не предоставляя гарантий покупателям криптовалюты. При разработке законопроекта следует подумать о способах защиты покупателей криптовалюты, не допустить превращения таких проектов в финансовые пирамиды.

Выпуск криптовалюты сопровождается рекламными кампаниями в Интернете (например, в социальных сетях и т.д.). Известные блогеры могут без вложения личных средств заработать на участии в ICO-проекте. На мой взгляд, помимо закона о криптовалюте, необходимо продумать и доработать законодательство о рекламе, так как привлекательные предложения о заработке на виртуальной валюте могут вводить в заблуждение доверчивых граждан. Возможно, на первоначальном этапе понадобится более жесткий контроль со стороны ФАС России.

ФНС России в письме указала на то, что операции с криптовалютами должны осуществляться через счета резидентов, открытых в уполномоченных банках. Тем не менее действующие нормы валютного законодательства не позволяют контролирующим органам получать информацию о проведенных операциях. Участники системы сверяют данные по специальным алгоритмам, которые зашифрованы ключом, доступ к которому есть у ограниченного количества лиц. Таким образом необходимо также внести изменения в Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле", а также в Налоговый кодекс, так как следует конкретизировать порядок уплаты налогов с доходов от криптовалюты.

В России действует Федеральный закон от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ "О национальной платежной системе", которым регулируется сфера оказания платежных услуг, перевода денежных средств, безналичной оплаты товаров/работ/услуг. Следовательно, если будет принят закон о криптовалюте, то понадобится определить статус такой валюты в системе платежных инструментов, внести изменения в порядок организации деятельности субъектов национальной платежной системы.

Владимир ПоповВладимир Попов, юрист проекта Descrow.org и Synergis:

Правовое регулирование криптовалюты, в первую очередь, должно быть поэтапным.

Искренне не понимаю, зачем сейчас создавать законы, в том числе рамочные: гражданское законодательство – гибкий инструмент, которое позволяет нам любые правовые сущности оборачивать во что-то легитимное с помощью принципов свободы договора, автономии воли сторон и т.д. (ст. 1 Гражданского кодекса).

Главное, что нужно сделать:

  1. Налоги нужны, но минимальные. Важно – первые три года, скажем, ICO от налогов освободить. И тогда страна получит: а) огромную ликвидность (одно ICO – бюджет региона или даже нескольких маленьких); б) новые средства на депозитах; в) новых субъектов бизнеса; г) огромный рынок труда; д) дополнительные средства от смежных услуг (покупка трафика, оплата работы специалистов).
  2. Майнинг. Разделить его на промышленный и домашний. Скажем, по мощности: до 15 Квт – домашний, свыше – профессиональный. Я всегда привожу в пример хостинг: за домашний хостинг никаких налогов не плачу, лицензий не получаю. Другое дело, когда это поставлено на широкую ногу.
  3. Обучение. Бесплатное и для всех: этим мы снимем вопрос профессиональности инвесторов, за которых (якобы) переживают многие чиновники. Боитесь, что человек вложится в ICO и прогорит? Так научите его, как этого не делать: запреты не станут заслоном – Forex уже это доказал, а бинарные опционы поставили точку.
  4. Никакого вмешательства в зону полной виртуальности: контроль только над точками входа и выхода. Зачем заходить туда, где все равно нет компетенции? Даже Япония, а это страна уж точно даст на две форы по технологичности, отказалась от регулирования этого аспекта.
  5. И главное – перестать смотреть на криптовалюты как на нечто несуразное: это – будущее, которое наступило. Все, что нужно – не мешать ему развиваться, иначе мы опять проиграем, как это было с банковскими картами, Интернетом, онлайн-сервисами, разработкой ПК и т.д.

Минфин России еще в 2015 году предлагал обозначать криптовалюты через имущественные права: и это правильно. Ведь что есть имущественное право? Это право требования, а когда мы говорим о криптоактивах, это всегда право требования. Тем более что государство не сильно волнует вопрос переводов формата "цифровые деньги – цифровые деньги", но очень заботит вопрос о вводе и выводе. Все, что нужно – не вводить уголовную ответственность. Это, безусловно, был шаг необдуманный.

Усложнение законодательства в данном случае ничего не даст: в период 2014-2017 годов малый и средний бизнес, услышав о том, что мир цифровых денег, как их назвал Банк России, может в России быть табуирован, просто покинул территорию страны. И кому от этого стало легче? Бюджету, который не дополучил новые средства, или бизнесу, которому приходится уходить в Эстонию, Швейцарию, на худой конец на Каймановы Острова или даже остров Мэн, чтобы работать и развиваться?

Лев ГлуховЛев Глухов, партнер KDS Legal:

Криптовалюты стали новым этапом развития мира Интернета, уникальным явлением эры информации, потому что принципиально отличаются и от национальных валют, и от электронных денежных средств, – законодательное регулирование криптовалют, безусловно, необходимо. Однако сегодня такого регулирования нет. Максимально близкое к криптовалютам понятие существует лишь в ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ "О национальной платежной системе", где дается определение электронным деньгам. Напомню, под ними понимаются имущественные обязательства одного лица, предварительного принявшего денежные средства другого лица для исполнения его будущих денежных обязательств.

Электронные деньги обеспечивают своим существованием функционирование систем электронной коммерции, позволяя учитывать средства пользователей на их лицевых счетах, открытых на различных электронных площадках для совершения покупок. Эти денежные средства находятся в рамках регулирования, поскольку есть возможность точно идентифицировать эмитента средств, а также контролировать системы их централизованного учета.

Криптовалюты по своей сущности ближе к обычным денежным средствам, потому что, в отличие от электронных денег, не представляют собой способ учета предварительного переданных эмитенту денежных средств. Но в силу того, что подчиняются криптовалюты законам математики, они по идее должны быть стабильнее национальных валют.

Если говорить о сложностях, которые возникают при государственном контроле криптовалют, можно выделить несколько проблем.

Первое – это вопрос учета и подтверждения подлинности.

В основе криптовалют лежит система распределенных баз данных, где гарантами истинности являются множественные экземпляры базы, которые хранятся на компьютерах участников сети верификации. Вывод об истинности можно сделать, только сопоставив экземпляры, имеющие одни и те же временные метки, друг с другом.

С точки зрения и праворегулирования, и правоиспользования это создает запрос на методы и инструменты верификации. На данный момент у России нет своего верифицирующего сервиса, иностранные же программы функционируют вне российского правового поля и распространяют свое действие на конкретные криптовалюты.

Как следствие, возникает проблема подтверждения права на криптовалюту в суде, поскольку предоставить имеющие законную в России силу выписки (по аналогии с обычными денежными средствами, владение которыми подтверждается банковскими организациями) владелец криптовалюты не в состоянии.

Перечисленные выше проблемы напрямую связаны с отсутствием в стране государственного центра или сети лицензированных центров верификации, которые могли бы хранить экземпляры баз данных криптовалют и подтверждать права владельцев на криптовалюту. Проблема отсутствующего в России верификационного сервиса выходит, таким образом, на первый план: без него обеспечение эффективного правового регулирования криптовалют будет затруднительным.

Следующей проблемой является то, что для полноценного закрепления цифровой валюты на уровне законов, ее необходимо определить как объект права. С появлением криптовалюты возникла необходимость введения в законодательстве отдельного объекта права, так как права владельцев блоков криптовалют не подходят ни под одно из существующих понятий, в том числе интеллектуальную собственность.

Помимо этого, следует ввести классификацию цифровой валюты для разграничения типов криптовалют на такие валюты, как биткойн, ценность которого заключается в использовании в качестве средства расчетов за товары и услуги, и криптовалюты, которые только размещаются на ICO, поэтому неразрывно связаны с эмитентом и пока выступают скорее средством займа для развития новой системы, еще не являясь при этом самостоятельной валютой. В этом смысле они остаются ближе к понятию электронных денежных средств, уже закрепленном в ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ "О национальной платежной системе".

Тем не менее все эти проблемы могут быть решены на государственном уровне в рамках одной страны. Но, помимо этого, есть еще вопрос технической, цифровой природы криптовалют, который может быть решен только на международном уровне. Это вопрос признания, вопрос международной регистрации технических стандартов: используемых криптоалгоритмов, систем управления, видов баз данных и протоколов передачи данных.

Возможные варианты международного регулирования пока достаточно туманны. Будут ли криптовалюты вовлекаться в сферу регулирования международного права, или же будут созданы международные негосударственные корпорации, сходные с ICANN (корпорации по управлению доменными именами и IP адресами), будет ли проблема регулирования передана науке или бизнесу – покажет время.