Рейтинг@Mail.ru

Имущественные правоотношения супругов: проблемные положения Семейного кодекса РФ

Имущественные правоотношения супругов: проблемные положения Семейного кодекса РФ
David Pereiras / Shutterstock.com

Семейный кодекс является одним из самых стабильных российских кодексов. Более чем за 21 год (кодекс действует с 1 марта 1996 года) в него было внесено всего 27 поправок, связанных, в частности, с изменениями гражданского законодательства. Так, например, после вступления в силу ч. IV ГК РФ, регулирующей правоотношения в сфере интеллектуальной собственности, кодекс был дополнен положением о том, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит этому супругу (п. 3 ст. 36 Семейного кодекса РФ).

Напомним, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяются гражданско-правовые нормы, если это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 Семейного кодекса РФ). Тем не менее эксперты констатируют: на многие вопросы, связанные с имущественными отношениями между членами семьи, действующее законодательство не дает однозначного ответа, что в результате приводит к неблагоприятным последствиям не только для них самих, но и для других участников гражданского оборота (кредиторов, приобретателей недвижимости, принадлежавшей супругам и др.). Какие положения Семейного кодекса РФ в связи с этим нуждаются в корректировке, представители профессионального сообщества обсудили в ходе организованной Комитетом Госдумы по государственному строительству и законодательству и Исследовательским центром частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ международной научно-практической конференции "Имущественные правоотношения в семье: судебная практика и законодательство".

Поскольку наиболее распространенными семейными имущественными спорами являются споры между супругами – по данным Верховного Суда Российской Федерации, судами ежегодно рассматривается около 35 тыс. таких споров, обозначим основные их виды и возможные пути предотвращения.

Неопределенность состава общего имущества супругов

По закону общее имущество супругов – имущество, нажитое во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено – находится в их совместной собственности (ст. 34 Семейного кодекса). К личной же собственности каждого супруга относится имущество, принадлежащее ему до вступления брак, а также полученное в период брака безвозмездно, например подаренное или унаследованное. Согласно пояснению ВС РФ не является общим также имущество, которое было приобретено в период брака, но на личные средства супруга, принадлежащие ему до регистрации брака (абз. 4 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака"). При этом нигде не указано, будут ли средства, полученные в случае последующей продажи указанного имущества, личными или все-таки станут общей собственностью супругов, как и все доходы в период брака, отметила заместитель руководителя Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева. Тот же вопрос возникает и в отношении имущества, приобретенного на подаренные во время брака одному из супругов деньги, и процентов по вкладу, если указанные средства размещаются в кредитной организации.

Не определены законодательно и четкие критерии разграничения общих долгов супругов и личных долгов каждого из них. Так, установлено, что взыскание обращается на общее имущество супругов по их общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если все полученное по ним использовано на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ). Но как отличить, к примеру, потребительский кредит для семейных нужд от того, который берется только для себя, и какими доказательствами нужно подтверждать, что средства были потрачены именно на семью, неясно, указывают эксперты.

Также стоит уточнить, какие денежные выплаты включаются в состав общего имущества супругов. Кодексом установлено, что к совместно нажитому имуществу относятся пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие целевого назначения: суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др. (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ). Однако выплаты, призванные компенсировать расходы на лечение, уход, протезирование, а также возмещение морального вреда логично было бы относить к личному имуществу потерпевшего, полагает советник генерального директора по правовым вопросам АО "ТНТ-Телесеть" Алла Слепакова.

Особенности раздела совместной собственности

Изучить особенности раздела отдельных видов имущества супругов вам поможет Домашняя правовая энциклопедия интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Множество вопросов возникает на практике при разделе общего имущества (ст. 38 Семейного кодекса РФ). Это связано в первую очередь с изменением самих объектов имущественных отношений. Теперь в состав общего имущества, помимо недвижимости, автомобилей и прочих вещей, входят так называемые бизнес-активы: акции, доли в капитале коммерческих организаций и т. д. Владение ими подразумевает не только получение прибыли от деятельности юридического лица, но и участие в управлении им. Единого мнения о том, может ли второй супруг при разделе общего имущества претендовать непосредственно на половину доли в бизнесе, вступая таким образом в состав участников общества, либо ему полагается только соразмерная денежная компенсация, нет, подчеркнул председатель судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Александр Кликушин.

Поскольку каждая коммерческая фирма – это не только ее учредители и участники, но и сотрудники, условия работы которых с большой вероятностью изменятся при продаже компании или смене ее управления, стоит подумать о законодательном закреплении запрета на раздел бизнес-активов при разделе имущества и установить правило о выплате стоимости доли в них другому супругу, считает председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Причем следует закрепить возможность выплаты этой стоимости как в виде единовременной компенсации, так и периодических платежей в течение определенного срока, поскольку во многих случаях выплата довольно крупной суммы одномоментно без ущерба бизнесу невозможна, отметила в свою очередь эксперт Федеральной палаты адвокатов РФ Татьяна Старикова.

Расходятся на практике мнения судов о том, можно ли делить, к примеру, право требования или право аренды. Так, в одном из дел суды первой и апелляционной инстанций указали, что право аренды является обязательственным правом, включение которого в общую собственность супругов Семейным кодексом РФ не предусмотрено, а значит раздел его невозможен. Однако ВС РФ отменил их решения, подчеркнув, что аренда является имущественным правом и может учитываться при разделе имущества супругов (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 60-КГ17-1). Прямое указание в кодексе на возможность деления прав поможет избежать такого расхождения позиций, подчеркнул Александр Кликушин.

Еще один проблемный момент – множественность исков о разделе совместного имущества, предъявляемых одним истцом к одному ответчику: сначала делится жилое помещение, потом автомобиль, далее – акции и т. д. По каждому из этих исков суду приходится заново устанавливать одни и те же обстоятельства дела. Изменить ситуацию позволит рассмотрение общего имущества супругов в виде единого имущественного комплекса, а не совокупности отдельных объектов, считает Лидия Михеева.

В то же время далеко не все семьи делят общее имущество при расторжении брака, и оно остается в совместной собственности. Согласно закону к требованиям бывших супругов о разделе имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ). Но течь он начинает не с момента расторжения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15). В результате такие требования нередко предъявляются спустя 5-10 лет после развода. Это негативно сказывается на гражданском обороте, поскольку приобретатель такого имущества может не знать о правах на него бывшего супруга продавца, тем более что в государственном реестре отражаются, как правило, сведения только об одном правообладателе – супруге, на имя которого имущество приобретено. В связи с этим ряд экспертов предлагают либо считать началом течения срока исковой давности по указанным требованиям момент расторжения брака, либо и вовсе законодательно закрепить обязанность раздела имущества при разводе, что, нельзя не отметить, затянет процедуру расторжения брака. Однако некоторые цивилисты в принципе против применения сроков исковой давности к семейным правоотношениям. Так, например, заведующий кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало подчеркнул, что исковая давность – это срок для защиты нарушенного права, а при расторжении брака никакие права не нарушаются. Тем не менее он не исключает возможности определения конкретного периода, в течение которого совместное имущество должно быть разделено.

Распоряжение общим имуществом

Оспаривание сделок по распоряжению общим имуществом одним из супругов – также распространенная причина судебных споров. По общему правилу, при осуществлении подобных сделок предполагается согласие на их совершение другого супруга (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ). Но для заключения сделки по распоряжению имуществом, подлежащей нотариальному удостоверению или обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 кодекса). В противном случае по заявлению супруга, согласие которого не было получено, такая сделка может быть признана недействительной вне зависимости от того, знал ли контрагент (и должен ли был знать) об отсутствии такого согласия. При этом все остальные сделки по распоряжению общим имуществом без согласия второго супруга могут признаваться недействительными, только если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение.

Применение к сделкам с недвижимым имуществом нормы, которая вообще не связывает недействительность сделки с добросовестностью или недобросовестностью контрагента, серьезно подрывает оборот недвижимости, уверен заместитель Министра юстиции РФ Денис Новак. По его словам, практика должна была измениться после принятия ст. 173.1 ГК РФ [вступила в силу 1 сентября 2013 года. – ГАРАНТ.РУ], согласно которой сделка, совершенная без необходимого по закону согласия третьего лица, является оспоримой и может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия. Но никаких изменений не произошло, так как суды не применяют указанную норму к семейным спорам. При этом при рассмотрении дел об оспаривании сделок, совершенных бывшими супругами, применяется общая гражданско-правовая норма о распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, указывающая, что недействительной может быть сделка только с недобросовестным контрагентом (ст. 253 ГК РФ). Поэтому логично было бы применять положение о добросовестности во всех спорах о распоряжении имуществом супругов, подчеркнул замминистра.

Как пояснил Александр Кликушин, суды не применяют ст. 173.1 ГК РФ, поскольку вряд ли можно признать второго супруга – равноправного владельца спорного имущества – третьим лицом. По мнению судьи ВС РФ, исключить все риски добросовестного приобретателя недвижимости, находившейся в общей собственности супругов, позволит внесение в единый государственный реестр недвижимости сведений о том, что объект был приобретен в собственность в период брака. При наличии в реестре соответствующей отметки все негативные последствия покупки имущества без согласия второго супруга обоснованно будут лежать на добросовестном приобретателе.

Кроме того, эксперты предлагают прямо указать в ст. 35 Семейного кодекса РФ, что согласие второго супруга подразумевается не только при распоряжении, но и при совершении действий по владению и пользованию имуществом. Это снимет возникающие в связи с включением в состав общей собственности супругов бизнес-активов вопросы о необходимости или отсутствии необходимости получения согласия второго супруга при голосовании на общих собраниях участников общества и осуществлении других действий по управлению бизнесом.

***

Таким образом, наиболее проблемными моментами в сфере имущественных отношений супругов являются определение состава общего имущества и его правовой статус после прекращения семейных отношений. Чтобы обеспечить соблюдение прав как самих супругов, так и их будущих наследников, и контрагентов по гражданско-правовым сделкам (кредиторов, приобретателей имущества), профессиональное сообщество предлагает обсудить еще несколько, помимо обозначенных выше, предложений:

  • об установлении режима общей долевой, а не общей совместной собственности супругов;
  • о необходимости уведомления кредиторов о факте заключения соглашения о разделе имущества;
  • о защите имущественных прав супруга лица, признанного банкротом, и возможности банкротства обоих супругов;
  • о применении положений брачного договора не только при расторжения брака, но и в случае смерти одного из супругов;
  • об установлении четкого перечня оснований для изменения, расторжения и признания недействительным брачного договора, а также срока, в течение которого он может быть признан недействительным;
  • о возможности включения в общую собственность супругов прав на имущество, возникших за рубежом, например прав бенефициара траста или офшорной компании.

Разумеется, это не значит, что в Семейный кодекс будет внесено большое количество поправок. Однако точечные изменения, равно как и дополнительные разъяснения ВС РФ, в частности о соотношении норм Семейного кодекса и ГК РФ при рассмотрении имущественных споров между супругами, необходимы.